Поскольку возраст женщин, которые планируют беременность, за последние двадцать лет значительно увеличился, впервые за многие годы как в научно-клинических, так и в популярных публикациях начала все громче звучать тема возрастного бесплодия. Все больше врачей, особенно занимающихся репродуктивной медициной, обсуждают эту тему активно и публично, не скрывая важные факты о функционировании женской репродуктивной системы и не навязывая еще не так давно модные мифы о том, что женщина может иметь собственных детей в любом возрасте, потому что в этом ей помогут клиники репродуктивной медицины. Возрастное бесплодие начинает постепенно доминировать среди всех видов бесплодия как у женщин, так и у мужчин, поскольку с прожитыми годами уменьшается количество и ухудшается качество половых клеток.

Как показывают наблюдения за состоянием здоровья людей в ряде стран (специальные регистры заболеваний), постепенно увеличивается количество спонтанных выкидышей в более молодом возрасте, что связывают с тем, что старение яичников начинается у современных женщин теперь раньше — приблизительно на 1,5–2 года по сравнению с женщинами прошлого столетия, несмотря на то, что возраст наступления климакса отодвинулся. Это объясняется тем, что одновремено произошел сдвиг сроков полового созревания и появления первой менструации — они тоже начинаются у нынешних девочек почти на 2 года раньше, чем у подростков 20-го века.

Доля рождения детей с синдромом Дауна и распространенными генетическими пороками развития тоже за последние 15 лет во многих достаточно богатых странах увеличилась, несмотря на практически обязательный пренатальный скрининг и прерывание беременности по медицинским показаниям. Эту тенденцию связывают с заметным увеличением среднего возраста беременных и рожающих женщин.

Тем не менее многие женщины по-прежнему хотят стать матерями даже в очень зрелом возрасте, несмотря на трудности, с которыми они могут столкнуться в ходе планирования и вынашивания беременности. Но шансы родить ребенка у женщин даже одной и той же возрастной категории могут быть совершенно разными.

Обращаясь к врачу за помощью после неудачных попыток зачатия или невынашивания беременности, многие женщины проходят тестирование для определения яичникового запаса, или яичникового резерва.

Что такое яичниковый резерв и почему он так важен?

  • Каждая женщина получает свой запас половых клеток, или яйцеклеток, находящихся в маленьких пузырьках (фолликулах) яичников, еще в период своего развития в утробе матери.
  • Этот запас постоянно уменьшается — половые клетки гибнут, и скорость их гибели то ускоряется, то замедляется в течение жизни женщины.
  • Определены несколько волн ускоренной гибели яйцеклеток, самые заметные из которых выпадают на подростковый (период полового созревания) и предклимактерический возраст (с 37–38 лет до прекращения менструаций).

От чего зависит гибель яйцеклеток?

Это генетически обусловленный процесс, который не может регулироваться по желанию или зависеть от ощущений женщины. Однако весьма заметное негативное влияние на него оказывают следующие внешние факторы:

  • хирургические вмешательства, которые проводились на яичниках и других органах малого таза, в том числе лапароскопии, приводящие к нарушению кровоснабжения яичников;
  • прием и тем более злоупотребление медикаментами, стимулирующими созревание половых клеток или же нарушающими микроциркуляцию крови в органах малого таза;
  • радиация и химиотерапия;
  • любое нарушение кровоснабжения и иннервации яичников и органов малого таза;
  • вредные привычки, в первую очередь курение, которое приводит к нарушению микроциркуляции в тканях яичников.

Также к ускоренной гибели фолликулов приводят изменения в ряде генов (мутации), например FMR1. Эти мутации могут возникать спонтанно или передаваться по наследству.

Каждой женщине необходимо помнить следующее:

  • потерянный яичниковый резерв не восстанавливается: что утеряно, то утеряно навсегда;
  • в современной медицине не существует никакого лекарственного препарата и никакого метода, который бы позволил затормозить истощение яичникового запаса и скорость потери яйцеклеток, и наоборот, есть немало медикаментов, а также неправильных схем их применения, которые могут ускорить гибель яйцеклеток (например, частые перерывы в приеме гормональных контрацептивов);
  • гормональные контрацептивы, как и гормональная заместительная терапия, не обеспечивают «отдых» яичников, не омолаживают их, не сохраняют и не увеличивают яичниковый резерв;
  • вместе с потерей половых клеток, особенно под влиянием негативных внешних факторов, ухудшается качество яйцеклеток и увеличивается количество генных мутаций.

На созревание фолликула до момента овуляции уходит от 3 до 6 месяцев, иногда и больше, и только две последние недели этого процесса контролируются гормонами гипофиза — эндокринной железы в мозгу человека. При созревании одной яйцеклетки гибнет также около 70 фолликулов. При наличии других факторов, влияющих на темпы созревания яйцеклеток, в течение одного месяца женщина может потерять около 100 фолликулов.

Как можно оценить яичниковый резерв?

До сих пор не существует четкого определения понятия «яичниковый резерв», а также адекватных методов его оценки. Имеется несколько тестов и способов, но ни один из них не имеет доказанных преимуществ перед другими.

  1. Определение уровня фолликулостимулирующего гормона (ФСГ), который непосредственно влияет на рост фолликулов на их финальной стадии развития. Уровень ФСГ зависит от уровня эстрадиола — женского полового гормона, вырабатываемого фолликулом, и ингибина В, особого вида белка, образующегося там же. Если фолликулы не растут, значит, уровень этих веществ низкий, поэтому автоматически повышается уровень ФСГ. Это называется негативной обратной связью. Поэтому повышенный уровень ФСГ (>18-20 МЕ/л) часто связывается с уменьшением яичникового запаса.

В репродуктивной медицине измерение уровня ФСГ чаще всего проводится для изучения ответной реакции яичников на их искусственную (медикаментозную) стимуляцию, что лучше помогает определить яичниковый резерв. При плохой ответной реакции на стимуляцию (заметным повышением уровня ФСГ) женщина имеет неблагоприятный прогноз в плане получения потомства, поэтому ей может быть предложено ЭКО с донорскими яйцеклетками.

Одноразовое определение уровня ФСГ в крови (например только для оценки яичникового резерва) часто имеет ограниченное практическое значение, потому что он может меняться у каждой женщины из цикла в цикл и не отражать реальной картины. Поэтому обследование необходимо повторить еще несколько раз в течение полугода.

  1. Антимюллеровый гормон (АМГ) — это белок, который вырабатывается маленькими фолликулами. Различают несколько стадий развития фолликула: от примордиальных до антральных, а дальше — доминантных. АМГ вырабатывается гранулярными клетками растущих фолликулов.

Ежегодно у женщины развивается от 20 до 150 растущих фолликулов размерами 0,05–2 мм, но обнаружить их доступными методами диагностики невозможно. Поэтому определяют АМГ, уровень которого часто связывают с количеством антральных фолликулов. До сих пор не известно, имеется ли взаимосвязь между уровнем этого гормона и количеством фолликулов размерами меньше 2 мм. Утверждение, что количество антральных фолликулов, или же уровень АМГ, отражает величину яичникового резерва, еще не признано достоверным. В течение всего цикла уровень АМГ почти не меняется.

Уровень АМГ не отражает величину шанса женщины забеременеть в будущем. Однако определение уровня АМГ используется в ходе лечения бесплодия, и низкие его показатели говорят об отсутствии положительной реакции яичников на лечение. С одной стороны, это может быть результатом неправильной терапии, в том числе вследствие неправильного диагноза. С другой стороны, это действительно может быть связано с истощением яичникового резерва.

  1. С помощью УЗИ можно увидеть и подсчитать фолликулы размером 2–10 мм в двух яичниках. Подсчет антральных фолликулов (ПАФ) связан с уровнем АМГ. Половина этих фолликулов прекратит свой рост и затем погибнет, то есть произойдет их атрезия. УЗИ не позволяет определить, является ли фолликул растущим или атрезирующим — во время УЗИ все они выглядят одинаково. Проблема состоит и в том, что не существует четких рекомендаций, фолликулы каких размеров необходимо подсчитывать: по одним рекомендациям — 2–5 мм, по другим — 2–8 мм, по третьим — 2–10 мм. Такая пестрота рекомендаций может привести к ложным выводам и, соответственно, неправильной тактике лечения бесплодия.

Показатели подсчета антральных фолликулов имеют практическое значение для решения вопроса о стимуляции яичников и получении яйцеклеток, в том числе для ЭКО. Если показатели меньше 7, считается, что такие яичники ответят слабой реакцией на стимуляцию, а значит, прогноз неблагоприятный.

Пробная стимуляция яичников часто позволяет определить, чувствительны ли видимые фолликулы к ФСГ и реагируют ли на него ростом, то есть растущие это фолликулы или атрезирующие. При преобладании «умирающих» фолликулов стимуляция будет неэффективной.

В комбинации с АМГ подсчет антральных фолликулов уже имеет ограниченное прогностическое применение в отношении возможной беременности.

Определение уровня ингибина В для диагностики яичникового резерва себя не зарекомендовало из-за отсутствия прогностического значения.

Можно ли по уровню прогестерона определить яичниковый резерв у женщин, страдающих бесплодием? Если измерения проводить без определения уровня других гормонов, то такие результаты не будут иметь практического значения. Уровень прогестерона и эстрогена практически не зависит от возраста женщины вплоть до предклимактерического периода и климакса, поэтому не отражает состояние яичникового резерва. Также определение уровня прогестерона при подготовке женщин к ЭКО не имеет практического значения, особенно при определении яичникового резерва, поэтому проводится редко.

Несмотря на то, что существует несколько методов оценки яичникового запаса, все они, даже в комбинации друг с другом, не зарекомендовали себя как точные практические методы, имеющие прогностическое значение для оценки фертильности женщины. Однако результаты данного обследования все же должны учитываться — вместе с историей бесплодной пары, осмотрами мужчины и женщины и прочими анализами. Например, если у женщины высокий уровень ФСГ при низком уровне АМГ и ПАФ и при этом она в прошлом перенесла операцию на яичниках по удалению кист, то прогноз будет неблагоприятным.

Также учитывается возраст женщины — именно он может объяснить плохие показатели обследования. У молодых женщин такие показатели будут иметь меньшее прогностическое значение, чем у более зрелых. Подход к оценке ситуации всегда должен быть индивидуальным.

Пока ученые и врачи только ищут новые методы определения яичникового запаса и возможности пациенток иметь потомство, сейчас женщинам особенно важно знать, что нормальное функционирование яичников может быть нарушено в результате грубого и необоснованного вмешательства в их работу. Поэтому берегите яичники как зеницу ока, особенно у своих дочерей.